Цитаты путь самурая пес призрак путь самурая

Цитаты путь самурая пес призрак путь самурая

«ПЁС-ПРИЗРАК: ПУТЬ САМУРАЯ» 1999

Валентина_Нежумира Дата: Вторник, 22.07.2014, 12:47 | Сообщение # 1

Классический сюжет истории о самурае под совершенно иным ракурсом. Многоплановый, очень сильный, исполненный символами и приправленный восточной философией фильм, в котором режиссёр рассуждает о подлинном существовании человека, доказывая при этом, что социальная действительность не является причиной для того, чтобы не соблюдать классический кодекс чести, сражаться за свои убеждения и уметь быть благодарным.

«ПЁС-ПРИЗРАК: ПУТЬ САМУРАЯ» (англ. Ghost Dog: The Way of the Samurai)
1999, Франция-Германия-США-Япония, 116 минут
– культовый гангстерский фильм американского режиссёра Джима Джармуша

Пёс-призрак – загадочный воин, подчинивший свою жизнь древним законам чести Самураев. Он безропотно служит своему хозяину, когда-то спасшему ему жизнь. Презирая опасность и не думая о собственной судьбе, таинственный убийца-одиночка убирает с дороги врагов своего господина. Но его хозяин преследует далеко не благородные цели… Мелкий мафиози ради спасения своей жизни отправляет Пса-призрака в неравную битву с целым преступным синдикатом.

Режиссёр: Джим Джармуш
Сценарий: Джим Джармуш
Продюсеры: Ричард Гюэ, Джим Джармуш, Диана Шмидт
Оператор: Робби Мюллер
Композитор: RZA
Художники: Тед Бернер, Марио Вентенилья, Джон А. Данн, Рон фон Бломберг
Монтаж: Джей Рабиновиц

Форест Уитакер – Пёс-призрак
Джон Торми – Луи
Клифф Горман – Сонни Валерио
Генри Силва – Рэй Варго
Триша Весси – Луиза Варго
Исаак де Банколе – Рэймонд
Камилла Уинбуш – Перлин
Ши Яньмин – мастер кунг-фу
RZA – в эпизоде (самурай в камуфляже)

Героиня несколько раз в автомобиле смотрит мультфильм «Шоу Щекотки и Царапки», который является «внутренним» мультфильмом сериала «Симпсоны» и никогда не был отдельным произведением.

Цитаты в фильме взяты из книги «Hagakure: The Way of the Samurai» Ямамото Цунэтомо.

Клуб, к которому Пёс-призрак подъезжает перед тем, как украсть одежду, называется «Liquid Sword». «Liquid Swords» – название первого альбома The GZA, который продюсировал RZA, который также написал оригинальную звуковую дорожку к фильму и сыграл одетого в камуфляж самурая в финале.

Сцена, в которой Пёс-призрак стреляет в ганстера через водопроводную трубу, была взята из фильма Сэйдзюн Судзуки «Рожденный убивать».

У Пса-призрака и Луи различаются воспоминания об их первой встрече. Это ссылка на фильм «Расёмон» Акиры Куросавы, в котором люди дают различные версии одного и того же события.

Каждый раз, когда Пёс-призрак садится в машину, он включает музыку и устанавливает громкость на 21.

Когда Пес-Призрак разговаривает с бандитами, он говорит, что его зовут «Боб Соло» – это комбинация из имён двух персонажей, которых играл Харрисон Форд, – «Боб Фальфа» (из «Американских граффити») и «Хан Соло» (из «Звездных войн»).

1999 – номинация на приз «Золотая пальмовая ветвь» Каннского кинофестиваля (Джим Джармуш)
1999 – номинация на приз «Золотая лягушка» (Робби Мюллер)
2000 – номинация на премию «Сезар» за лучший зарубежный фильм (Джим Джармуш)
2001 – номинация на премию «Независимый дух» за лучший художественный фильм (Джим Джармуш, Ричард Гуэй)
2001 – номинация на премию «Сатурн» за лучший релиз на видео

ИНТЕРНЕТ Дата: Четверг, 04.02.2016, 10:05 | Сообщение # 2

Пес-призрак: Путь самурая

Угрюмый негр по кличке Пес-призрак (Уитакер) считает себя мертвым по двум причинам. Во-первых, он живет по самурайскому кодексу и медитирует над собственной смертью. Во-вторых, он несколько лет назад был почти убит.

В «Мертвеце» Джармуш подвел нас к порогу смерти — теперь назначает свидание за его пределами. Самурайская заповедь гласит: «Каждый день без исключения представляй себя уже мертвым. Вот суть пути самурая». А «Путь самурая» есть суть и подзаголовок джармушевского шедевра. Возвращаясь к своим лучшим моментам — бестам, как говорят рок-музыканты, — он возвращается еще и к лучшим моментам кино вообще: к Годару (отсюда в «Псе» надписи с самурайскими изречениями), к вестерну (отсюда дуэли-перестрелки в раскаленный ровно полдень). Этот внешний прием рифмуется с внутренней жизнью фильма, где негр живет, словно самурай, девятилетняя девочка помешана на Франкенштейне, а итальянский гангстер поклоняется дятлу Вуди Вудпекеру из довоенного мультфильма. Джармуш не пасует перед новым временем, напротив, ясно и просто объясняет мир-2000 — с его смешением культур, из-за которого он стал так похож на Вавилон. «Дух эпохи не возвращается. К ее концу он измельчается на частицы, и на рубеже веков люди спасаются от вневременья, держась за мудрость ушедших миров», — учит самурайский кодекс.

ИНТЕРНЕТ Дата: Четверг, 04.02.2016, 10:05 | Сообщение # 3

Пес-призрак: Путь самурая
Ghost Dog: The Way of the Samurai

Пёс-призрак (Форест Уайтейкер) — не просто наёмный убийца экстра-класса, время от времени выполняющий заказы Луи (Джон Торми), вхожего в «семью» итало-американских мафиози в Джерси. Будучи приверженцем древней философии легендарных японских воинов, почерпнутой в труде Ямамото Цунетомо «Хагакурэ: книга самурая», он отождествляет своего заказчика с сёгуном, чья жизнь бесценна, а воля — закон. Однако обстоятельства складываются так, что Рэй Варго (Генри Силва), босс организованной преступной группировки, отдаёт приказ уничтожить Пса-призрака.

Когда посланцы Рэя Варго наведываются на очередную голубятню на крыше дома и встречают там непонятного каюгу, зрители сразу узнают спутника «мертвеца» Уильяма Блейка – мудрого индейца по имени Никто (в исполнении того же актёра, Гэри Фармера), который даже бросает пришлецам в сердцах: «Тупые белые люди». Отказавшись от «чистых» созерцательно-философских фильмов и раз ступив на почву остросюжетного, жанрового кинематографа, Джим Джармуш решил продолжить избранный путь, плавно переместившись из стихии вестерна в современный урбанистический мир гангстерского боевика. Даже странно, что «Пёс-призрак: путь самурая» был так сдержанно1 встречен широкой публикой, по-видимому, не сразу и не в полной мере получившей эстетическое удовольствие от филигранной реконструкции привычной, многим – вовсе набившей оскомину интриги. Мотив противостояния одиночки опасной организации зазвучал во всю силу уже в ранних опытах, прошёл красной нитью через ткань классических образчиков (включая шедевры Копполы и Леоне) и по-прежнему не утратил актуальности, ибо составляет, пожалуй, самую суть жанра. Сосредоточенность Пса-призрака, методично ликвидирующего бандитов всех рангов и возрастов, позволяет легко преодолеть мощную защиту Системы: можно застать бандитов врасплох в загородной резиденции, а можно – воспользоваться сливом раковины.

Или аудитория кинотеатров оказалась сбита с толку тонкой (я бы сказал, тончайшей) джармушевской иронией?! Режиссёр-сценарист вроде бы идеально подобрал по типажному признаку исполнителей, которые вполне аутентично существуют на экране, регулярно раздаются хлопки выстрелов, и ни у кого, кажется, не возникает желания объявить льющуюся (чаще – разлетающуюся мелкими брызгами) кровь «фальшивой». Даже саундтрек, построенный из композиций знаменитого рэпера РЗЭ2, полностью отвечает сложившейся традиции. Вот только поступки и реплики суровых мафиози то и дело вызывают странный, как бы неуместный смех, касается ли это самозабвенного наслаждения хип-хопом в ванной комнате или обвинений в шовинистических взглядах, брошенных умирающим Винни: «Они хотят равенства. Вот я её и уравнял». Даже Луи, не чуждый искренним порывам благородства, всё-таки плохо гармонирует с ответственной ипостасью, навязанной преданным Псом-призраком…

Всё верно, бросающееся в глаза пристрастие членов «семьи» к самым примитивным и плоским мультфильмам (про Бетти Буп, Вуди Вудпеккера, кота Феликса) исчерпывающе характеризует их собственную одномерность, ограниченность, безнадёжную зашоренность. От дряхлого консильери, проводящего параллель между псевдонимом наёмного убийцы и именами индейцев, – всего шаг до циничных браконьеров, варварски подстреливших медведя и наивно оправдывающихся перед неминуемой расплатой: «Слушай, здесь тебе не древняя культура, мистер». Вместе с тем сам Пёс-призрак, напротив, относит себя и Луи «к разным старинным племенам», которые оба практически выродились. В каждом миге бытования героя, потрясающе сыгранного Форестом Уайтейкером3, чувствуется бесконечное уважение к человеческой культуре, вплоть до физического пребывания одновременно в двух сферах: вещественной – и незримой, неслышимой, неосязаемой, но тоже объективной, существующей независимо и как бы над индивидом. Кинематограф дарует великое множество способов показать завораживающую материализацию платоновского мира идей – например, в виде пространных выдержек из Ямамото Цунетомо, раскрывающих глубинные устремления современного афро-американского самурая: от несерьёзного отношения к важным вопросам (и, наоборот, серьёзного – к вопросам неважным) до попыток, в силу невозможности остановить «дух времени», получить максимум от каждого поколения. Или, скажем, при помощи кочующего из рук в руки сборника рассказов «Расёмон» Рюноске Акутогавы, который должен бы заставить задуматься об относительности восприятия любого события. А подчас и сама обстановка вызывает знаменательные ассоциации: «Что это, ровно в полдень?» Наряду с глубинным осознанием себя в настоящем моменте, здесь и сейчас, осмысленная вовлечённость в ноосферу, в культуру в её очищенном и концентрированном виде, дарует потрясающие возможности. Изощрённое, не имеющее себе равных искусство киллера и безошибочное понимание лучшего друга Рэймонда4, продавца мороженого с Гаити, изъясняющегося на незнакомом французском языке, – самое простое. Верхом совершенства видится внутреннее слияние с природой, умение узреть неразрывную связь своей души с душой верного голубя-почтаря, бездомного пса, не отводящего грустный внимательный взгляд, или убитого медведя, тем более что сходство товарища с этими благородными животными отметил и говорливый гаитянин… Путь самурая недолог – но ни в коем случае не прерывается традиция, переходящая, точно эстафетная палочка, представительницам следующей генерации. Загадочным даже для такого прозорливого художника, как Джим Джармуш.

© Евгений Нефёдов
Авторская оценка: 10/10
http://www.world-art.ru/cinema/cinema.php?id=7158

ИНТЕРНЕТ Дата: Четверг, 04.02.2016, 10:05 | Сообщение # 4

Пес-призрак: Путь самурая
Ghost Dog: The Way Of The Samurai
Киллер, который живет на крыше

А казалось, все проще простого. Жил-был негр по имени Пес-призрак, любил простые радости жизни: поваляться на нагретой солнцем крыше с хорошей книжкой, погонять голубей, сделать пару ходов в долгоиграющей шахматной партии с другом-мороженщиком, закусывая «съеденную» пешку пломбиром…

«Парень совершил ошибку – парень должен ответить», учит мафиози их неписаный закон, впитанный с молоком матери и тумаками отца. Фигуры расставлены, начинается знакомая партия «высококлассный киллер против преступной организации». Черные начинают и выигрывают. Все проще простого. Правда?

Проблема в том, что это все-таки фильм Джима Джармуша. Конечно, желающие могут воспринимать его исключительно как экранизацию неизвестного уровня для Hitman, рассуждать о том, что самураи – это почти так же круто, как кататься на угнанной тачке под хип-хоп, и сокрушаться по поводу отсутствия в продаже балахонов с изображением Пса-призрака. Желающие могут охотиться на аллюзии и ссылки, благо их здесь в достатке – от культового «Самурая» Жан-Пьера Мелвиля до классического «В самый полдень» Фреда Циннемана. Желающие могут попробовать поискать что-то другое. И ведь найдут. На то и Джармуш.

Препарировав вестерн в своем предыдущем фильме «Мертвец», в «Псе-призраке» Джармуш работает с другим традиционно американским жанром – гангстерской драмой, превращая банальную бандитскую разборку в эпическое столкновение двух цивилизаций. Вымирающих цивилизаций.

Miraculous you call it baby
You ain’t seen nothing yet
They got Pepsi in the Andes
They got McDonald’s in Tibet

И все же, все же, все же… Вы можете думать, что пластмассовый мир победил, но тени прошлого все еще способны воскреснуть и больно укусить. Может быть, вы даже не знаете, что совершаете святотатство, но наказание все равно вас найдет. «В древних культурах медведь уподоблялся человеку», говорит Пес-призрак браконьерам, убившим медвежонка. «Ну, мы-то живем не в древней культуре», — отвечают они. «А это как сказать», — говорит Пес-призрак и нажимает на спуск.

Конечно, все это притянуто за уши. Безусловно, Пес-призрак – убийца и должен понести наказание. Разумеется, он его понесет. Суть не в этом. Суть в том, что пока хотя бы одна негритянская девочка таскает в своем пластиковом ланч-боксе не двойной чизбургер, а «Расемона» Акутагавы, у этого мира все еще есть шанс.

Те, кто держится за жизнь, умирают, а те, кто не боится смерти, живут. Все решает дух. Постигните дух, овладейте им, и вы поймете, что есть в вас нечто превыше жизни и смерти. Путь этот величественный и прекрасный. Он ведет к небесам. Они далеки. Но разве мы не должны стремиться приближаться к ним понемногу, день за днем?

ИНТЕРНЕТ Дата: Четверг, 04.02.2016, 10:06 | Сообщение # 5

Пес-призрак: Путь самурая
Ghost Dog: The Way of the Samurai, 1999
Экзистенциальная гангстерская трагикомедия

Американский независимый режиссёр Джим Джармуш совершенно искренне и без какой-либо позы ненавидит Голливуд, поэтому ни за что и никогда туда не впишется. Это отнюдь не исключает того, что в двух своих работах, не случайно не являющихся новеллистическими («Мертвец» и «Пёс-призрак: путь самурая»), он более определённо, чем в предшествующих лентах, воспользовался сложившимися голливудскими жанрами, естественно, выворачивая их наизнанку. Вслед за переосмыслением вестерна Джармуш подверг переоценке гангстерский фильм, попутно своеобразно скрещивая его с самурайскими лентами, поскольку как бы впрямую экранизировал средневековый японский свод законов «Путь самурая», вдобавок заставляя героев читать сборник рассказов «Расёмон» Рюйноскэ Акутагавы.

Временами подобная иллюстративность может показаться даже излишней, чересчур всё растолковывающей западным зрителям, которые не очень-то знакомы с кодексом чести самураев, беззаветно преданных своим суверенам. Точно так же слишком настойчиво постановщик пытается внушить нам представление о «мультяшности» доморощенных гангстеров, которые просто обожают смотреть старые анимационные фильмы по телевизору и сами ведут себя как рисованные двухмерные персонажи. Однако ещё двое чернокожих героев (помимо заглавного — наёмного убийцы) — продавец мороженого, который говорит только на французском языке, и маленькая девочка, познакомившаяся с Псом-призраком в парке, разумеется, должны «утеплить» образ безжалостного вершителя человеческих судеб, но опять же кажутся несколько искусственными, придуманными.

Чего никак не скажешь о самом «американском самурае», которого настолько потрясающе сыграл Форест Уитейкер, что в какие-то моменты этот чернокожий актёр с особой пластикой движений, а главное — по выражению своих глаз начинает напоминать не только встретившегося ему уличного пса, но и японского воина с чуть отрешённым взором. Он будто существует не здесь и сейчас, а в иных пределах, где-то за порогом Бытия, по крайней мере — высоко в небесах, как его любимые голуби-почтари, и уже оттуда взирает на всё происходящее, которое является будто бы посторонним или увиденным в чужом сне.

И, между прочим, по этой медитативной отстранённости и словно онтологической задумчивости герой Уитейкера может быть ещё сопоставлен с персонажем Эммануэля Шотте во французской «Человечности», которая была отмечена на Каннском фестивале 1999 года дважды (в том числе — именно за мужскую роль), в то время как картина Джима Джармуша вообще осталась без наград, что с этим режиссёром случилось в Канне во второй раз (на фестивале 1995 года был абсолютно проигнорирован его «Мертвец»). Впрочем, некоторым утешением для Джармуша может служить то, что его лента очень хорошо прошла во Франции (почти полмиллиона зрителей!) и была номинирована на «Сезар» в числе лучших иностранных кинопроизведений 1999 года, а вот «Человечность» напрочь не восприняли ни зрители, ни члены Киноакадемии.

Конечно, французам, имеющих своего «Самурая», шедевр философско-гангстерского кино, понятнее и ближе история одинокого наёмного убийцы, который стал таковым, оплачивая своеобразный долг местному мафиози, спасшему его восемь лет назад от расправы, а теперь, будучи случайно подставленным, должен перебить всех гангстеров в округе, но добровольно умереть от руки своего «сёгуна». В какой-то степени забавно, что кончается «Пёс-призрак» почти как французский же «Леон» — с надеждой, что маленькая девочка не забудет павшего в согласии со своим внутренним долгом и самурайским кодексом, и читая оставленную им книгу, тоже постигнет «Путь самурая».

По мысли Джармуша, лучше жить по законам многовековой давности, нежели вообще существовать в современной действительности без каких-либо правил, норм, понятий чести. Любопытно, что даже гангстеры, которые выродились в смешную пародию на самих себя (или же в откровенно комиксовых созданий, например, из «Дика Трейси» — кстати, знаменательно в этом смысле присутствие актёра Хенри Сильвы в качестве главного мафиози), в один из моментов весьма уважительно отзываются о методе работы Пса-призрака, безжалостно «мочащего» их, как в легендарные времена расцвета организованной преступности в Америке.

В данном плане приобретает особое значение переход самого постановщика от свободной новеллистической конструкции своих прежних фильмов как раз к жанровому кинематографу, хотя следование сюжетным и стилевым канонам давно сформировавшихся жанров не отменяет их авторской интерпретации и раскованности в средствах выразительности. Опять работая с немецким оператором Робби Мюллером, в своё время позаимствованным у Вима Вендерса, Джим Джармуш в лучших кусках этой картины добивается ощущения высокого полёта (и дело не только в буквальном осуществлении на экране данного понятия) и мощной энергетики в сочетании изображения и музыкального сопровождения рэп-речитативов в исполнении RZA. Безусловно, это всё тот же кинематографически медитирующий Джармуш, но словно перенявший нечто лучшее у раннего Спайка Ли. Как ни относись к ленте «Пёс-призрак: Путь самурая», её автор did the right thing.

ИНТЕРНЕТ Дата: Четверг, 04.02.2016, 10:08 | Сообщение # 6

Лев Карахан. Путешествие с призраком. «Собака Призрак: путь самурая»
Искусство кино №1-2000

Джармуш демонстрирует ярко выраженный мировоззренческий посыл практически во всех своих работах, однако магия реального экранного времени никогда не уступала в его фильмах концептуальной заданности и всякая, даже жестко заявленная идеологическая функция неизменно растворялась в самоценном течении жизни. Не исключение и откровенно притчеобразный, параболический «Мертвец», где режиссер вел метафизический поиск у самых крайних пределов витальной активности вестерна. Джармуш абстрагировался от бренного существования, не переступая границу жанра, о «материальном правдоподобии» (как главном достоинстве) которого писал еще Андре Базен6.

Джармуш словно купается в жанре, смакуя каждую перипетию и достигая той степени свободы в обращении с материалом, которая только и может сделать действие по-настоящему непрерывным, сквозным, драматически насыщенным в каждой его точке, будь то обычный проход героя или дивертисментная пауза в движении сюжета. Втягиваются в жанровый контекст и иронически обыгрываются даже адресующие к идеологии героя его боевые навыки. Когда Собака Призрак вынимает свои длинноствольные пистолеты, то прежде чем разрядить их в живые мишени, он начинает играть ими и рассекать воздух, как будто это самурайские мечи. Однако щедрый на искрометные жанровые решения, Джармуш не слишком напоминает разгулявшегося, не знающего удержу профи. В его жанровой режиссуре есть и некая тайная осторожность, он, как птица, которая скрывает главное и уводит от гнезда.

Джармуш, в отличие от Тарантино, всегда был романтиком, однако прежде это не уводило его за пределы поставангардной художественной стратегии. При всей своей склонности к авторским обобщениям Джармуш не переступал установленные искусством конца ХХ века жесткие запреты на отвлеченные от сиюминутной реальности постижения и активное авторское присутствие, чреватое и дидактикой, и нравоучением. Чтобы преступить сразу все эти новейшие заповеди10 и рвануть за флажки, Джармуш должен был обрести некое очень веское, непреложное основание. То, что абсолютно противопоказано постмодерну.

Чтобы выйти из затяжного авторского подполья и обратиться к прямому мировоззренческому позиционированию, едва ли не гностическому пафосу в разделении мира на хороший и плохой, добрый и злой, верный и неверный, Джармушу надо было либо открыть несомненную и в своей конкретности неотступно требующую провозглашения истину, либо по крайней мере вдруг озадачиться ее существованием в пустыне метафизических фикций.

В приверженности смерти как экзистенциальному катализатору Джармуш не одинок. Где-то рядом в современном кинематографе «внутренний опыт» другого классика art-house Александра Сокурова. Но Сокуров пребывает под гипнозом самой возможности умереть и, как завороженный, погружается в инозрение невидимого, фатального водораздела между жизнью и смертью. На пороге, в преддверии, в виду смерти и образуется в картинах Сокурова скрытая от глаза, но остро ощутимая духовная взвесь, а герои переживают экзистенциальный катарсис.

ИНТЕРНЕТ Дата: Четверг, 04.02.2016, 10:08 | Сообщение # 7

Лев Карахан. Путешествие с призраком. «Собака Призрак: путь самурая»
Искусство кино №1-2000
Окончание…

Еще эстетика классического романтизма (а ведь романтики в своем роде предтечи экзистенциального сознания, не утратившие до конца приверженность позитивному откровению: Бог ведь тогда не умер) доказала, что именно обращение к истории, которая способна не только символически обозначать время, но и удерживать, накапливать его, доводя до идеальной концентрации, дает ярко выраженный эффект метафизического Присутствия.

В «Собаке Призраке», единожды познав вкус ереси, Джармуш двинулся дальше. Он впрямую столкнул идеальный (ценностно-исторический) код с современностью, повседневностью.

Удивительное свойство искусства, художественного таланта состоит в том, что парадокс мысли и даже откровенная ее антиномичность не только не умаляют образную глубину произведения, но подчас делают его еще более глубоким. Достаточно дать волю собственно игровой, миметической составляющей образа. Так лучшие из «догматиков» обходят острые мировоззренческие углы и достигают действительно замечательных художественных результатов, погружаясь в стихию провокативного лукавства. Джармуш в своем новом кинематографическом достижении более основателен. Он разыгрывает ценностную партию на поле самурайского фундаментализма, который способен скрыть, кажется, любую внутреннюю компромиссность.

Тем не менее в новом атакующем герое Джармуша слишком очевиден именно эскапист-отшельник. Не вызывает особых сомнений и то, что сам Джармуш, ступив на Путь самурая, движется в своем прежнем экзистенциальном направлении.

Источник

Читайте также:  Рассказ о картине друзья человек и собака
admin
Adblock
detector