Судные списки максима грека и исака собаки

Судные списки максима грека и исака собаки

«Судные списки Максима Грека и Исака Собаки».

Издание подготовил Н. Н. Покровский под редакцией С. О. Шмидта. М. 1971.

Решение спорных вопросов, связанных как с оценкой личности Максима Грека, так и с обстоятельствами идейной и политической борьбы в России во второй четверти и середине XVI в., основывается в рецензируемом издании на осмыслении внутренней логики памятника и исследовательском профессионализме. Наиболее спорными в рассматриваемом источнике являются два вопроса: как распределялись обвинения между соборами 1525 и 1531 гг. (главное здесь — предъявлялись ли в 1525 г. обвинения в «нестяжательстве») и насколько они были справедливы (в первую очередь имеются в виду обвинения политические).

Автором выдвинуты два варианта объяснения причин создания во второй половине 40-х годов XVI в. компилятивного «Судного списка». «Наиболее простое объяснение состоит в признании непосредственной связи между осуждением Исака и созданием «Судного списка», «обретение» которого в царской казне было затем организовано 2 ноября 1548 г.» (стр. 40). Именно из «Судного списка» Макарий якобы узнал, что Исак (в то время архимандрит Чудова монастыря в Кремле) является еретиком, с которого не снято церковное отлучение. Это и послужило Макарию формальным основанием для соборного осуждения Исака в 1549 г.; единственной официально названной причиной была служба в церкви отлученного еретика. Истинная же причина остается неизвестной (замечания о том, что не знать об осуждении Исака Макарий не мот, вполне справедливы). На первый взгляд это объяснение не вполне убедительно из-за парадоксальной перестановки акцентов: для осуждения малоизвестного по источникам Исака Собаки создается большой и сложный памятник, посвященный гораздо более значительному лицу, памятник, в котором сообщение об этом осуждении представляется малозначительной деталью.

Другой вариант учитывает историческую обстановку второй половины 40-х годов XVI в., атмосферу вокруг имени Максима Грека, возрождение острого интереса к обстоятельствам суда над ним как в самой стране, так и за ее пределами. «Судное дело» можно рассматривать как материал для опровержения утверждений александрийского патриарха Иоакима о том, что Максим Грек не являлся ни злоумышленником царю и государству, ни еретиком. Впрочем, и это объяснение несколько противоречиво: «Возникновение «Судного списка» Максима Грека в 40-е годы XVI в., когда дела его постепенно улучшались, может показаться странным» (стр. 43).

Читайте также:  Темные пятна под глазами у собаки чем убрать

Четвертый этап анализа, непосредственно подводящий к вопросу о степени достоверности известий памятника — определение его характера и источников, которые легли в его основу. Оба вывода здесь вполне убедительны. Во-первых, это слитность текста, повествующего об обоих соборах; во-вторых, отсутствие в рассказе о соборе 1525 г. известий, которые выходили бы за рамки сведений, сообщаемых в письме Даниила в Иосифо-Волоколамский монастырь 1525 г. и в материалах 1531 года. Поэтому нам представляется достаточно подкрепленным данными текста предположение о том, что под рукой составителя не было подлинных протоколов 1525 г., он конструировал свой рассказ из писем 1525 г. и протоколов 1531 года. Из этого следуют два важных вывода автора: «пропуски» и «обрывы», считавшиеся ранее механическими дефектами, представляют «характерные особенности первоначального текста» (стр. 87); переплетение материалов 1525 и 1531 гг. настолько тесно, противоречиво и подчас абсурдно, что чрезвычайно «трудно строить какие-либо логические системы для их расчленения» (стр. 87).

«Документальной достоверностью» для суждений о соборе 1525 г. обладает поэтому лишь письмо митрополита Даниила. Однако в этом послании речь идет только о двух обвинениях, выдвинутых против Максима Грека в 1525 г.: в ереси (о времени «сидения Христа одесную отца») и по поводу поставления русских митрополитов в Москве, а не в Константинополе (что Максим считал незаконным). Отсутствие здесь сведений о «нестяжательских» винах (учитывая, что рассказ о них при отправлении узника в центр иосифлянства — Волоколамский монастырь был бы особенно уместен) служит веским аргументом для заключения, что «обвинение Максима в нестяжательских высказываниях вряд ли было сделано в 1525 г. в сколько-нибудь развернутом и опасном для обвиняемого виде, если вообще было выдвинуто тогда. Конечно, нестяжательские взгляды Максима Грека и тогда были одной из главных причин ненависти к нему иосифлянской [156] церковной верхушки, но обстановка 1525 г., когда в такой силе был Вассиан, мало способствовала большому судебному спору вокруг этих проблем» (стр. 52). Убедительно объяснены и причины умолчания о политических обвинениях в письме митрополита Даниила (стр. 53-55). Изложение событий 1531 г. гораздо ближе к подлинным протоколам собора. «Самый существенный из всех новых фактов, которыми обогатил нас Сибирский список», тот, что «никаких грамот Максима к туркам в руках у обвинения на соборе 1531 г. не было. Наиболее тяжелое из доказательств измены Максима Грека не имело под собой документальной базы» (стр. 65).

Читайте также:  Ржал до слез самые умные собаки которые впечатлили меня

Таким образом, «Судные списки Максима Грека и Исака Собаки», найденные, изданные и проанализированные Н. Н. Покровским, содержат новый фактический материал, характеризующий идейную и политическую борьбу в России в первой половине XVI века.

1. Н. Н. Покровский. Сибирская находка. (Новое о Максиме Греке). «Вопросы истории», 1969, № 1.

2. Ср. Н. А. Казакова. Очерки по истории русской общественной мысли. Первая треть XVI в. Л. 1970, стр. 182-192.

3. ГПБ, Кир.-Бел. 117/374 (автографы Исака: лл. 8-14 об., 23-26 об., 28 bis — 30 об., 33-41, 44-63); ГПБ, Соф., 1447, лл. 180 об. — 194. Н. А. Казакова датирует первую рукопись между 1506-1524 гг., а вторую-около 1509 г. (Н. А. К а знаков а. Указ соч., стр. 250-251, ссылки 29 и 34). Мы находим возможным датировать их временем между 1489-1506 гг., так как среди рукописей, написанных Гурием при кирилло-белозерском игумене Макарии (Н89-1506 гг.), упомянут «часослов»; это рукопись ГПБ, Кир.-Бел., 281/538. А с ней связана общими кодикологическими особенностями и Кир.-Бел. 117/374 (ср., например, филиграни и записи) и Соф., 1447 (разновидность почерка Гурия и филиграни лл. 160-171 тождественны лл. 312-321 в Кир.-Бел. 281/538), что и позволяет датировать их временем игуменства Макария.

4. ГПБ, Кир.-Бел., № 64/189; см. Н. А. Казакова. Указ, соч., стр. 249, ссылка 24.

5. Последующие рукописи Исака — московского происхождения.

6. ГИМ, Воскр. 120, 1501 г. Здесь лл. 1-250 (Патерик Скитский) принадлежат руке Исака Собаки, а на л. 251 имеется запись (незаконченная): «Сиа книга начася писати повелениемь отца Макариа игумена Кирилова монастыря в лето 7010-е ноября 7 при самодеръжцех руских».

7. Н. А. Казакова, Указ, соч., стр 256.

8. При этом сохраняется противоречивость ситуации второго варианта объяснения причин возникновения «Судного списка»: создание его в обстановке, когда возрастает авторитет Максима Грека. Разрешить это противоречие возможно только, если исследовать субъективную позицию и объективную роль Максима Грека в середине XVI века.

Читайте также:  Собака укусила его зубами за руку ошибка в предложении

9. ГБЛ, ф. 113, Вол. 522 (текст «Ответа» Макария написан рукой волоколамского писца Дмитрия Лапшина); ГБЛ, ф. 113, Вол. 514, лл. 204-212 об. и 459-470 принадлежат руке этого же писца; лл. 426 и сл. — текст соборных посланий 1503 г. (см. «Послания Иосифа Волоцкого». М.-Л. 1959, стр. 291, 322-326); VIIБ, Q. I. 214; сборник в значительной части написан рукой Дмитрия Лапшина и содержит наряду с «Ответом» Макария «Собрание на лихоимцев», которое опубликовавший его Я. С. Лурье считает первоначальным вариантом «Слова кратка» (Я. С. Лурье. «Собрание на лихоимцев» — неизданный памятник русской публицистики конца XV п. — ТОДРЛ. Т. XXI. М-Л. 1965, стр. 132-146); ГБЛ, ф. 178, Муз. 1257. Сборник написан другим волоколамским писцом, Вассианом Кошкой, и содержит наряду с «Ответом» Макария (л. 154 и сл.) «Слово кратко» (л. 191); ГИМ, Синод. 759, лл. 1-175 написаны рукой Дмитрия Лапшина, л. 195 и сл. — текст «Слова кратка»); по этому списку осуществлена публикация; ГИМ, Синод. 927 — сборник Вассиана Кошки, содержит «Письмо о нелюбках» (см. «Послания Иосифа Волоцкого», стр. 114, 116, 295, 366-369). Перечень может быть продолжен.

Текст воспроизведен по изданию: «Судные списки Максима Грека и Исака Собаки» // Вопросы истории, № 2. 1973

Источник

admin