Человек определяется тем каков он наедине со своей совестью хлеб для собаки сочинение

Нравственные проблемы рассказа Владимира Тендрякова «Хлеб для собаки»

НРАВСТВЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАССКАЗА

МОУ СОШ № 43 города Томска,

учитель русского языка и литературы:

дом. адрес: город Томск,

Если в 7 классе внимание учащихся акцентируется на внутреннем и внешнем состоянии человеческого «я», о совести и моральной ответственности каждого из нас перед обществом и собой, то в 11 классе ведется разговор с учащимися о том, какое отражение нашел в литературе тяжелый трагический период в жизни нашей страны — коллективизация. Объединяющим звеном в изучении рассказа является проблематика нравственности, которая близка и понятна школьникам любого возраста. Очень важно, чтобы школьники не только смогли понять, о чем рассказ, какова позиция автора, но и сумели передать свои чувства и настроения

Проблематика рассказа включает в себя рассмотрение следующих вопросов:

· Голод как нравственная проблема.

· Бесчеловечное отношение к ссыльным

· Изображение периода коллективизации в жизни нашей страны

В рассказе поднимается тема голода г. По признанию Сталина, голод охватил 25-30 млн. в 1932 г., 18 млн. в 193 3 г., 10 млнг. За 5 месяцев было осуждено 55 тыс. За 8 месяцев голодомора по разным данным умерло от 8 до 10 млн. Ещё недавно упоминать об этом времени было небезопасно. И только чудом уцелевшие от голодомора старики и старухи, скорбно доживающие свои дни наедине со страшной памятью тех восьми месяцев голода годов, зажигали украдкой поминальные свечи. На память эту государственная власть наложила проклятие. Ее пытались стереть, уничтожить и запретить. Но она жила, подчас робко прорываясь на страницы книг.

Детство Владимира Тендрякова прошло в безрадостную эпоху послереволюционной России и сталинских репрессий, весь ужас которых остался в его памяти мрачным следом детских воспоминаний, составивших основу рассказа «Хлеб для собаки». Возможно, именно эффект детских впечатлений помог автору столь ясно и непредвзято описать события, происходившие в небольшом пристанционном посёлке, в котором и прошли первые годы его жизни.

Вслед за этим описанием следует философский вопрос начальника станции, по долгу службы вынужденного следить за «куркулями» : «Что же вырастет из таких детей? Любуются смертью. Что за мир станет жить после нас? Что за мир?…». Подобный вопрос звучит как бы от самого автора, который спустя много лет поражается тому, как он, впечатлительный мальчик, не сошёл с ума при виде подобной сцены. Но далее он вспоминает, что ранее уже являлся свидетелем того, как голод заставлял «опрятных» людей идти на публичные унижения. Это несколько «обмозолило» его душу.

Обмозолило, но не настолько, чтобы остаться равнодушным к этим голодающим людям, будучи сытым. Да, он знал, что быть сытым – это стыдно, и старался не показывать этого, но всё же тайком он выносил остатки своей еды «куркулям». Так продолжалось некоторое время, но потом число попрошаек стало расти, а прокормить более двух человек мальчик уже не мог. И тогда случился срыв – «излечение», как его назвал сам автор. В один день у забора его дома собралось множество голодных. Они встали на пути возвращавшегося домой мальчика и стали просить еды. И вдруг…

«У меня потемнело в глазах. Из меня рыдающим галопом вырвался чужой дикий голос:

-Уходите! Уходите! Сволочи! Гады! Кровопийцы! Уходите!

(…) Остальные разом потухнув, опустив руки, начали поворачиваться ко мне спинами, расползаясь без спешки, вяло.

А я не мог остановиться и кричал рыдающе.»

Как эмоционально описан этот эпизод! Какими простыми, распространёнными в жизненном обиходе словами, всего в нескольких фразах Тендряков передаёт эмоциональный надрыв ребёнка, его страх и протест, соседствующие с покорностью и безнадёжностью обречённых людей. Именно благодаря простоте и удивительно точному выбору слов, в воображении читателя с необычайной яркостью вырисовываются картины, о которых повествует Владимир Тендряков.

Итак, этот десятилетний мальчик исцелился, но полностью ли? Да, он больше не вынес бы куска хлеба стоящему под его окном умирающему от голода «куркулю». Но была ли при том спокойна его совесть? Он не спал по ночам, он думал: «Я дурной мальчишка, ничего не могу с собой поделать – жалею своих врагов!»

И тут появляется собака. Вот оно – самое голодное существо в посёлке! Володя хватается за неё, как за единственный способ не сойти с ума от ужаса сознания того, что он ежедневно «съедает» жизни нескольких людей. Мальчик кормит эту несчастную собаку, которая не существует ни для кого, но понимает, что «не облезшего от голода пса кормил я кусками хлеба, а свою совесть».

Можно было бы завершить рассказ на этой, сравнительно радостной, ноте. Но нет, автор включил ещё один эпизод, усиливающий тяжёлое впечатление. «В тот месяц застрелился начальник станции, которому по долгу службы приходилось ходить в красной шапке вдоль вокзального скверика. Он не догадался найти для себя несчастную собачонку, чтоб кормить каждый день, отрывая хлеб от себя».

Так заканчивается рассказ. Но, даже после этого, читателя ещё долго не покидают ощущения ужаса и морального опустошения, вызванные всеми страданиями, которые невольно, благодаря мастерству автора, он переживал вместе с героем. В этом рассказе поражает способность автора передавать не только события, но и чувства.

Владимир Тендряков сумел не только красочно изложить свои детские воспоминания, но и пробудить сострадание и сопереживание в сердцах читателей. Золотое правило нравственности «Поступай с другими так, как хотел бы, чтобы поступали с тобой» является неотъемлемой частью сознания нравственного человека. Формирование нравственных убеждений — квинтэссенция нравственного воспитания и связано в первую очередь с усвоением ценностных отношений, главной особенностью которых является то, что они «включают в себя не только должное (норму, императив), но и желаемое, связанное с добровольным, свободным выбором, душевным стремлением». Страшный рассказ В. Тендрякова «Хлеб для собаки» показывает пропасть между холодным миром идей, абстрагированным от живых людей, по сути враждебным им, и истинным, живым человеческим участием. Истинная ценность, истинная человечность может проявиться только в сострадании, сопереживании, сочувствии к конкретному живому человеку. Работа над этим рассказом пробуждает у многих учащихся сильный эмоциональный отклик, заставляет испытать настоящее потрясение. Одна ученица написала в своей работе: «После этого рассказа невозможно ничего говорить. Можно только молчать. молчать и думать».

Читайте также:  Какая самая крупная служебная собака

В рассказе не говорится о голоде как о биологической проблеме, это проблема нравственная, проблема человеческой совести.

Тема голода не новая для русской литературы. Вспомним «Детей подземелья» В. Короленко и слова героя : «Надо, чтобы за дверь каждого довольного, счастливого человека стоял кто-нибудь с молоточком и постоянно напоминал бы стуком, что есть несчастные, что, как бы он ни был счастлив, жизнь рано или поздно покажет ему свои когти, стрясется беда – болезнь, бедность, потери, и его никто не услышит, как теперь он не слышит и не видит других».

«… Уже взрослым я долгое время удивлялся и гадал: почему я, в общем-то впечатлительный, уязвимый мальчишка, не заболел, не сошел с ума сразу же после того, как впервые увидел куркуля, с пеной и хрипом умирающего у меня на глазах.

Наверное, потому, что ужасы сквера появились не сразу и у меня была возможность как-то попривыкнуть, обмозолиться.»

Страшные картины голодных страданий не свели Володю с ума, так как гораздо больше его потрясла картина, когда прилично одетая женщина черпает «обгрызенной деревянной ложкой молоко из грязного конского следа, опустившись перед нм как перед могилой дочери. Она не ссыльная и не «лишенка», но она также беззащитна перед голодными страданиями несоответствие внешнего вида этой женщины тому, что она делала, потрясли детское сердце.

Возникает вопрос: может ли герой рассказа быть сытым, если рядом голодные? Нет, не может. Володя говорит о том, что, живя в пролетарской стране, он рано понял, как стыдно быть сытым, а он, «к сожаленью, действительно был сыт». Мальчик хочет разделить свой хлеб – и это уже нравственная проблема. Какой выход находит Володя, оказавшись перед нравственным выбором? Как вы понимаете слова автора: «Не облезлого пса я кормил кусками хлеба, а свою совесть»? Он кормит брошенного всеми голодного облезлого пса. Поиск самого голодного – это прием экспрессии, который помогает понять название и идею произведения, а определение ключевых слов помогает понять название рассказа: хлеб – совесть, люди – враги народа.

Как же в подобной ситуации ведут себя отец Володи и начальник станции? Что сближает этих людей? Начальник станции, не выдержав муки совести, застрелился. Он не нашел себе «облезлого пса», которого можно накормить. Отец Володи не может смотреть в глаза сыну: он, герой революции, боровшийся за счастье всех людей, не может помочь своему страдающему сыну, пытается успокоить свою совесть пустыми, никому ненужными фразами.

Тендряков своим рассказом ставит своих читателей перед дилеммой: какой мир выбрать: мир души с его неизбежными страданиями или мир благополучия, ничего «неведения». Каждый человек рано или поздно оказывается перед этим выбором

После прочтения рассказа невольно возникает вопрос: нужны ли такие страшные произведения сегодняшнему читателю? Да, нужны. Это наша история, мы не должны забывать об этом, чтобы не повторить совершенных ошибок. Рассказ будоражит человеческую совесть своей резкостью, неприкрытой правдой реальности. Это поистине гуманное произведение, наполненное болью за страну и человека, стремлением сделать людей лучше.

говорил: «…уроки литературы – это не часы развлечения и отдыха…, эти часы должны быть часами воодушевления, эмоционального подъема… нравственного прозрения…»

Источник

Анализ рассказа В. Тендрякова «Хлеб для собаки» статья по литературе (6 класс) на тему

«Хлеб для собаки»: краткое содержание произведения В. Тендрякова

Шел 1933 год. Лето. Маленький русский город. Прокопченное вокзальное здание. Недалеко от него – вылущенный заборчик, за ним – сквозной березовый скверик, а в нём, на пыльной траве – те, кого уже давно не считали людьми. Взаправду, у них были документы, измусоленные, но удостоверяющие личность: фамилия, имя, отчество, год рождения, за что был осужден и куда выслан… Но это уже никого не волновало, как и то, что они едят, пьют, где живут, кем работают. Они – раскулаченные мужики, лишенцы, враги народа, или, как их называли, «куркули», а значит, они выпали из числа людей.

Впрочем, выглядели и вели они себя тоже не как люди. Истощенные голодом и болезнями, одни казались обтянутыми тёмной кожей скелетами с огромными пустыми глазами, другие – раздутыми от водянки «слонами» с посиневшей от натяжения кожей. Одни грызли кору на деревьях или ели мусор с земли, другие лежали в пыли, стонали, пусто уставившись в небо. Но больше всего походили на людей те, кто уже покинул мир живых. Они лежали покойно, умиротворённо. Однако и среди них были «бунтари». Их при прощальном вздохе охватывало настоящее безумие — они поднимались, силились выкрикнуть убийственные ядовитые проклятия, но вылетало одно лишь хрипение, пузырилась пена, и они затихали, навсегда… Рассказ «Хлеб для собаки» на этом эпизоде не заканчивается.


Очень краткий пересказ


В нем прямо на утоптанных дорожках валялись те, кого уже не считали людьми
В 1933 году в маленьком поселке у железнодорожной станции стали оставлять умирающих от голода «куркулей». Володя, сын ответственного работника, жалел этих людей и старался помочь им, чем только можно. Но когда протягивающих руку за подаянием стало слишком много и мальчик понял, что не в силах помочь всем, он стал кормить страшную голодную собаку, таким образом стараясь утешить свою совесть.

Главный герой рассказа

Взрослые старались обходить это мрачное место. Детвора тоже не заходила, боялась, но любопытство, «зверушечье» какое-то, брало вверх, и они лезли на забор и оттуда наблюдали за происходящим. Их душил страх, брезгливость, они изнемогали от скрытой, и оттого невыносимо острой, пронизывающей жалости, но продолжали смотреть во все глаза. «Что же вырастет из таких детей? Любуются смертью…» — говорил начальник станции, бродящий по долгу службы по перрону.

Читайте также:  Породы собак фото с названиями среднего размера

Среди тех детей был и десятилетний мальчик Володька Тенков – главный герой рассказа «Хлеб для собаки». Анализ произведения поможет лучше понять тему, идею и проблематику произведения. Рассказ разворачивается как череда воспоминаний, следовательно, повествование ведется от первого лица – от имени этого мальчика. Уже взрослым он довольно долго удивлялся и не мог понять, как он, будучи ребенком, уязвимым, впечатлительным, с неокрепшей психикой, не заболел и не сошёл с ума от того мрака и ужаса. Но далее он вспоминает, что душа его к тому времени уже была «обмозолена». Человек ко всему рано или поздно привыкает, смиряется. Вот и его душа привыкла видеть боль, страдания, публичные унижения «опрятных» людей от одного только голода. Впрочем, привыкла ли? Нет, скорее, выработала свой «защитный слой». Она страдала и бесконечно мучилась, но продолжала глубоко дышать, сопереживать и искать спасительные пути из безысходности.

Краткое содержание рассказа

Действие рассказа происходит в 1933 год, сразу после коллективизации. В поселок, где проживала семья маленького Володи, стали поступать бывшие «куркули» — т.н. кулаки, которые были лишены гражданских прав, но до места ссылки уже не могли добраться, поскольку умирали от голода.


Больше всего походили на людей те, кто уже успел помереть. Эти покойно лежали — спали

Их бросали прямо на землю в маленьком скверике у железнодорожного вокзала, и несчастные умирали на глазах у людей. Милиционер Иван Душной следил за тем, чтобы ссыльные не расползались из сквера. Каждое утро конюх Абрам собирал умерших, грузил их, как дрова, в телегу и увозил.


Комхозовский конюх Абрам едет «собирать падалицу»

Взрослые люди избегали это печальное место и никогда не заходили в сквер. А дети с жалостью, ужасом и каким-то брезгливым любопытством наблюдали за последними днями и часами жизни «куркулей». Начальник станции, человек гуманный и добрый, часто спрашивал: «Что может вырасти из детей, которые постоянно наблюдают за смертью?»

Сам Володя жил в благополучной семье, где не знали, что такое голод, однако он понимал, что даже многие его одноклассники голодают.

У десятилетнего Володи пропадал аппетит, когда он думал об умирающих от голода людях. Порой за обедом кусок вставал комом, и он отказывался от пищи, чем очень расстраивал свою мать. Его младший братишка еще ничего не понимал, живя своей веселой жизнью.

Однажды мальчик решил делиться своим обедом с самым, самым несчастным и голодным человеком, невзирая на то, что он — враг. Ребенку хотелось облегчить свою совесть этим поступком. Утаив часть своего обеда, он вышел из дома и отдал куски первому встречному, шатающемуся от голода «слону». Володя решил так делать всегда, каждый день отдавать часть своей еды, помогая голодающему прожить еще какое-то время.

На следующий день, когда Володя отправился к знакомому «слону» с продуктами, он встретил иссохшую от голода женщину по прозвищу «Отрыжка». Она плакала и умоляла отдать еду ей для больного сына. Мальчик отдал ей все, что имел. Однако на следующий день ожидающий его у калитки «слон» рассказал, что у Отрыжки нет детей.

О поступке мальчика узнал его отец. Он не ругал ребенка, а лишь сказал, что «чайной ложкой моря не вычерпаешь». Мужчина и сам порой мучился угрызениями совести, но не мог говорить об этом с малолетним сыном.

Спустя несколько дней у калитки дома, где жил Володя, собралась целая толпа нищих, умирающих от голода, все они молили о куске хлеба. Когда нищие подобрались к мальчику и обступили его плотным кольцом, они уже не просили, а требовали еды, и с ребенком произошла истерика. Он плакал, и кричал, и гнал этих людей прочь.

Однако совесть все же не давала мальчику покоя. И вот однажды он увидел на заброшенном пустыре страшную худую, облезлую собаку, с мертвым, ничего не выражающим взглядом. Тут он понял, что это самое несчастное существо в посёлке.

Тогда Володя стал носить куски хлеба ей. Но собака не соглашалась брать пищу из рук человека, она уже никому не верила. Мальчик вовсе и не ждал ласки и благодарности от пса. Ему было достаточно, что он продлевает и поддерживает чью-то жизнь, таким образом, он кормил не собаку, а свою совесть.

Стыдно быть сытым

Вначале Володька пытался честно разделить свой завтрак – четыре куска хлеба — с друзьями-одноклассниками. Но желающих и «страждущих» оказалось слишком много – со всех сторон тянулись руки. Хлеб упал, и несколько ног от нетерпения, без всякого злого умысла, прошлись по кускам и раздавили их…

Что за мир будет после нас?

Люди пытаются обходить березняк стороной. Однако начальник станции – человек в форменной фуражке с красным верхом – здесь должен находиться по долгу службы. Однажды он поворачивается в сторону детей и обращается то ли к ним, то ли себе, то ли к безмолвному небу со словами: «Что вырастет из них? Они наблюдают за смертью! Что за мир наступит после нас?»

В чём нравственная проблема «Хлеба для собаки»? С первых строк читатель пронизывается жалостью к так называемым куркулям. Казалось бы, не так трудно помочь этим людям. Ведь они умирают от голода на глазах тех, кто, пусть не живет в достатке, но имеет и жильё, и пищу. Но не всё так просто. Тема отзывчивости в произведении «Хлеб для собаки» автором представлена в особом ракурсе. Порой сложно удержаться от проявления сострадания. Но тот, кто пожалел, берёт на себя ответственность, от которой освободиться не так уж и просто.

Кто самый голодный?

Он украдкой не доедал то, что ему подавалось на обед или ужин, и честно сэкономленные «воровские» продукты относил тому, кто был, по его мнению, самым-самым голодным. Такого человека было найти и легко, и трудно. Голодными были в посёлке все, но кто самый? Как узнать? Ошибиться нельзя…

Читайте также:  Трое в лодке не считая собаки автор книги кто написал

Он отдал свои «обжигающие сквозь карманы» остатки обеда одному «дяденьке» с бледным раздутым лицом, и положил так делать каждый день. Одного «осчастливить» у него получилось, но со временем число попрошаек стало неумолимо расти. Всякий день возле его дома их собиралось великое множество. Они стояли весь день и без устали ждали его выхода. Что делать? Прокормить более двух – сил не хватит. А ведь говорил отец, что невозможно чайной ложкой море вычерпать… И тогда с ним случился срыв, или, как он сам сказал, «излечение». В один миг потемнело в глазах, и откуда-то из недр души вырвались неподвластные ему рыдания и крик: «Уходите! Уходите! Гады! Сволочи! Кровопийцы!» И они молча развернулись и ушли. Навсегда.

В. Тендряков: «Хлеб для собаки», или «Пища для совести»

В тот самый месяц совершил самоубийство тот самый прогуливающийся по перрону начальник станции. «Человек» и «недочеловек»: он переступил эту тонкую грань и не выдержал… Как он не догадался найти для себя какую-нибудь плешивенькую собачонку, чтоб отрывать от себя что-то и делиться этим каждый день? Вот она истина!

Ещё раз хочется напомнить, что статья посвящена рассказу В. Тендрякова «Хлеб для собаки». Краткое содержание не может отобразить в полной мере тот эмоциональный надрыв в душе маленького мальчика, описать его страх и вместе с тем безмолвный протест против существующего миропорядка. Поэтому прочтение произведения в полном объеме просто необходимо.

Хлеб для собаки

Детство Владимира Тендрякова прошло в безрадостную эпоху послереволюционной России и сталинских репрессий, весь ужас которых остался в его памяти мрачным следом детских воспоминаний, составивших основу рассказа «Хлеб для собаки». Возможно, именно эффект детских впечатлений помог автору столь ясно и непредвзято описать события, происходившие в небольшом пристанционном посёлке, в котором и прошли первые годы его жизни.

А происходило там то же, что и во многих других подобных посёлках: раскулаченные «зажиточные» крестьяне, сосланные в Сибирь и не добравшиеся до места ссылки, были брошены умирать голодной смертью в маленьком березнячке на глазах у жителей посёлка. Взрослые старались обходить это ужасное место стороной. А дети… «Никакие ужасы не могли заглушить нашего зверушечьего любопытства», — пишет автор. «Окаменевая от страха, брезгливости, изнемогая от упрятанной панической жалости, мы наблюдали…». Дети наблюдали за смертью «куркулей» (так там называли «живущих» в березнячке).

Продолжение после рекламы:

Вслед за этим описанием следует философский вопрос начальника станции, по долгу службы вынужденного следить за «куркулями» : «Что же вырастет из таких детей? Любуются смертью. Что за мир станет жить после нас? Что за мир?…». Подобный вопрос звучит как бы от самого автора, который спустя много лет поражается тому, как он, впечатлительный мальчик, не сошёл с ума при виде подобной сцены. Но далее он вспоминает, что ранее уже являлся свидетелем того, как голод заставлял «опрятных» людей идти на публичные унижения. Это несколько «обмозолило» его душу.

Брифли существует благодаря рекламе:

Обмозолило, но не настолько, чтобы остаться равнодушным к этим голодающим людям, будучи сытым. Да, он знал, что быть сытым это стыдно, и старался не показывать этого, но всё же тайком он выносил остатки своей еды «куркулям». Так продолжалось некоторое время, но потом число попрошаек стало расти, а прокормить более двух человек мальчик уже не мог. И тогда случился срыв «излечение», как его назвал сам автор. В один день у забора его дома собралось множество голодных. Они встали на пути возвращавшегося домой мальчика и стали просить еды. И вдруг… «У меня потемнело в глазах. Из меня рыдающим галопом вырвался чужой дикий голос: «Уходите! Уходите! Сволочи! Гады! Кровопийцы! Уходите! Остальные разом потухнув, опустив руки, начали поворачиваться ко мне спинами, расползаясь без спешки, вяло. А я не мог остановиться и кричал рыдающе.»

Как эмоционально описан этот эпизод! Какими простыми, распространёнными в жизненном обиходе словами, всего в нескольких фразах Тендряков передаёт эмоциональный надрыв ребёнка, его страх и протест, соседствующие с покорностью и безнадёжностью обречённых людей. Именно благодаря простоте и удивительно точному выбору слов, в воображении читателя с необычайной яркостью вырисовываются картины, о которых повествует Владимир Тендряков.

Продолжение после рекламы:

Итак, этот десятилетний мальчик исцелился, но полностью ли? Да, он больше не вынес бы куска хлеба стоящему под его окном умирающему от голода «куркулю». Но была ли при том спокойна его совесть? Он не спал по ночам, он думал: «Я дурной мальчишка, ничего не могу с собой поделать — жалею своих врагов!»

И тут появляется собака. Вот оно самое голодное существо в посёлке! Володя хватается за неё, как за единственный способ не сойти с ума от ужаса сознания того, что он ежедневно «съедает» жизни нескольких людей. Мальчик кормит эту несчастную собаку, которая не существует ни для кого, но понимает, что «не облезщего от голода пса кормил я кусками хлеба, а свою совесть».

Можно было бы завершить рассказ на этой, сравнительно радостной, ноте. Но нет, автор включил ещё один эпизод, усиливающий тяжёлое впечатление. «В тот месяц застрелился начальник станции, которому по долгу службы приходилось ходить в красной шапке вдоль вокзального скверика. Он не догадался найти для себя несчастную собачонку, чтоб кормить каждый день, отрывая хлеб от себя»

Так заканчивается рассказ. Но, даже после этого, читателя ещё долго не покидают ощущения ужаса и морального опустошения, вызванные всеми страданиями, которые невольно, благодаря мастерству автора, он переживал вместе с героем. Как я уже отметила, в этом рассказе поражает способность автора передавать не только события, но и чувства.

«Глаголом жги сердца людей». Такое наставление истинному поэту звучит в стихотворении А. С. Пушкина «Пророк». И Владимиру Тендрякову это удалось. Он сумел не только красочно изложить свои детские воспоминания, но и пробудить сострадание и сопереживание в сердцах читателей.

Источник

admin
Adblock
detector