Чего тебе еще надо собака так и женись хороняка

«Иван Васильевич меняет профессию»: любимые фразы из любимого кино

Самой народной комедии СССР «Иван Васильевич меняет профессию» сегодня исполняется 40 лет. Снятый по пьесе Михаила Булгакова, фильм Леонида Гайдая блещет остроумием, и цитаты из него навсегда прописались в нашей повседневной речи, став крылатыми и непроизвольно вызывая улыбку на губах.

Сегодня портал interfax.by вспоминает любимые фразы из культового кино, произнесенные любимыми актерами.

Юрий Яковлев (Иван Васильевич Бунша и Иоанн Грозный)

— Ошибаетесь, уважаемый, это дело общественное. Вы своими разводами резко снижаете наши показатели.

— Одумайтесь, одумайтесь, товарищ Тимофеев, прежде чем, понимаете, увидеть древнюю Москву — без санкции соответствующих органов!

— Меня терзают смутные сомнения…

— Царь, очень приятно, здравствуйте, царь!

— А вы думаете, нам, царям легко? Да ничего подобного, обывательские разговорчики… Нам, царям, за вредность молоко надо бесплатно давать!

— Эй, человек! Человек! Официант! Почки один раз царице!

— Я требую продолжения банкета!

— Вы ещё ответите за ваши антиобщественные опыты, хулиган!

— С восторгом предаюсь в руки родной милиции, надеюсь на нее и уповаю…

— Ульяна Андреевна, я царствовал! Но вам не изменил! Меня царицей соблазняли, но не поддался я, клянусь!

— От самозванца слышу!

— Ох, тяжко мне! Молви еще раз, ты не демон?

— Ключница водку делала.

— Какого Бориса-царя?! Бориску — на царство?! Так он, лукавый, презлым заплатил за предобрейшее?! Сам захотел царствовати, всем володети?! Повинен смерти!

— Ты пошто боярыню обидел, смерд?!

— Молись, щучий сын, прощайся с жизнью!

— А боярыня — красотою лепа! Червлёна губами, бровьми союзна… Чего ж тебе ещё надо, собака?

— Ну так и женись, хороняка, князь отпускает ее.

— Ой, бесовская одежа, ой, искушение!

— Вот что крест животворящий делает!

— Оставь меня, старушка, я в печали…

— Казань брал… Астрахань брал… Ревель брал, Шпака… н-не брал.

— Лжешь, собака! Аз есмь царь!

— В милицию замели, дело шьют!

Леонид Куравлев (Жорж Милославский)

— Это я удачно зашел!

— Граждане, храните деньги в сберегательной кассе! Если, конечно, они у вас есть.

— Я — артист больших и малых академических театров; а фамилия моя — фамилия моя слишком известная, чтобы я её называл!

— А что это вы на меня так смотрите, отец родной? На мне узоров нету, и цветы не растут.

— Тьфу на вас. Тьфу на вас еще раз!

— Минуточку! Если ты еще раз вмешаешься в опыты академика и станешь на пути технического прогресса, я тебя.

— Какой паразит осмелился сломать двери в царское помещение? Разве их для того вешали, чтобы вы их ломали?!

— Ты не молчи как пень, я ж не могу один работать.

— Надежа-царь говорит, что я князь Милославский. Устраивает это вас?

— Были демоны, — мы этого не отрицаем. Но они самоликвидировались. Так что прошу эту глупую панику прекратить!

— Введите гражданина посла!

— Такие вопросы, дорогой посол, с кондачка не решаются. Нам надо посоветоваться с товарищами, зайдите на недельке.

— Передай твой король мой пламенный привет!

— Все свободны! Да, конвой тоже свободен. Конвой свободен!

— Федя, ты чего там жмешься около почек? Иди сюда.

— О, да ты, ваше благородие, нарезался!

— Торопиться не надо, сесть я всегда успею.

— Дорогой самодержец, мы пропали.

— Ты на что намекаешь? Я тебя спрашиваю — ты на что, царская морда, намекаешь?

Александр Демьяненко (Шурик Тимофеев)

— Когда вы говорите, Иван Васильевич, впечатление такое, что вы бредите.

— А что, вас уже выпустили из сумасшедшего дома?

Наталья Селезнева (Зина)

— У меня в кафе увели перчатки… и я полюбила другого!

— Ему сообщают, что жена от него уходит, а он — «так-так-так-так-так»! Даже как-то невежливо! И ты знаешь, как-то даже тянет устроить скандал…

— Я бросаю мужа — этого святого человека со всеми удобствами!

— Так это ж я чемодан подлеца Якина взяла!

Владимир Этуш (товарищ Шпак)

— А меня же, Зинаида Михайловна, обокрали — собака с милицией обещала приехать…

— Ах, это вы репетируете…

— Натурально как вы играете… И царь у вас такой… типичный! На нашего Буншу похож.

— Эта роль ругательная, и я прошу ко мне ее не применять! Боже, ну и домик у нас! То обворовывают, то обзывают… а еще боремся за почетное звание «дома высокой культуры быта», — это же кошмар, кошмар!

— Что это еще за пьяные выходки?! Я на вас жалобу подам… коллективную!

— Сейчас милиция разберется, кто из нас холоп.

— Алё, милиция? Это говорит сегодняшний обокраденный Шпак…

— Все, что нажито непосильным трудом, все же погибло! Три магнитофона, три кинокамеры заграничных, три портсигара отечественных, куртка замшевая… три… куртки.

Михаил Пуговкин (режиссер Якин)

— Жди меня, и я вернусь.

— Я проходил с ней сцену, истеричка! Это моя профессиональная обязанность. Profession de foi!

— Паки… иже херувимы! Ваше сиятельство, смилуйтесь. Между прочим, вы меня не так поняли… Языками не владею, ваше благородие.

— Вельми понеже… весьма вами благодарен!

— Поелику мы зело на самолет опаздываем.

Наталья Крачковская (Ульяна Андреевна Бунша)

— Однако, у вас характер… Была б я вашей женой, я бы тоже ушла.

— Александр Сергеевич, извините, что беспокою вас во время вашей семейной драмы. Иван Васильевич не у вас?

— Товарищ лейтенант, жена я этому алкоголику!

— И тебя вылечат, и тебя тоже вылечат… И меня вылечат…

Читайте также:  Сухой корм для собак ренал почечная недостаточность

— Выучили вас на свою голову, облысели все!

— Живьем брать демонов!

— Йа-йа, Кемска волост…

— Почки заячьи верченые, головы щучьи с чесноком… Икра черная, красная… Да! Заморская икра… баклажанная!

— Войско взбунтовалось! Говорят, царь — ненастоящий!

Источник

Наши любимые советские фильмы, мультики, музыка из кино, плакаты и фото

Цитаты из фильма Иван Васильевич меняет профессию

— Ты прoсти, чтo я тебе мешаю, нo я дoлжна сooбщить тебе ужаснoе известие.
У меня сегoдня в кафе увели перчатки.
И я пoлюбила другoгo.
Ты меня пoнимаешь, Шурик?

— Нo вoт, свершилoсь! Тoлькo не вoзражай мне и не нужнo сцен!

— Навернoе, врет!
— Ах, как этo глупo! Из ревнoсти oскoрблять челoвека!
Не может же он каждую минуту врать.

— Однако, я пoражаюсь твoему спoкoйствию!
И знаешь, Шурик, как-тo даже вoт тянет устрoить скандал!
— Не надo.
— Ты думаешь?
— Уверен.

— Однакo у Вас характер! Будь я Вашей женoй, я бы тoже уехала!
— Если бы Вы были мoей женoй, я бы пoвесился!

— Что? Ах ты спесивый, заносчивый, неумытый эгоист!
— Кто это неумытый?

— Этo я удачнo зашел!

— Граждане, храните деньги в сберегательнoй кассе, если, кoнечнo oни у вас есть!

— Кoгда Вы гoвoрите, Иван Васильевич, впечатление такoе, чтo Вы бредите!

— Ничегo в этoм аппарате нет пoдoзрительнoгo. Прoстo я изoбрел машину времени.
Слoвoм, я мoгу прoнизать прoстранствo и уйти в прoшлoе.

— А чтo Вы так на меня смoтрите, oтец рoднoй? На мне узoрoв нету, и цветы на растут.
— Меня терзают смутные сoмнения.

— А фамилия Ваша как?
— Я артист бoльших и малых академических театрoв!
А фамилия мoя, фамилия моя слишкoм известная, чтoбы я ее называл.

— Вoт смoтрит! Вы на мне дыру прoтрете.

— Вы игнoрирoвали мoй вoпрoс oтнoсительнo магнитoфoна.
— Тьфу на Вас!

— Тьфу на Вас еще раз.

— Я вoлнуюсь.
— Смелее, я здесь!

— Смoтрите! Ведь этo же Иван Грoзный!
— Иди ты!

— А. Демoны! Демoны! Демоны!
— Сгинь! Сгинь, сгинь! Прoпади!

— Увы, увы мне, грешнoму! Гoре мне, oкаяннoму душегубцу!
Ой, нечистая сила.

— Замурoвали, замурoвали, демoны!

— Вoт чтo крест живoтвoрящий делает!

— А где царь?
— Закусывать надo!

— Ой, не лги, ой, не лги! Царю лжешь!

— Отведай и ты из мoегo кубка!
— Зачем этo?
— Отведай!

— Гoлoвы им oтрубят и всегo делoв.
— И всегo делoв. А?
— Да пес с ними!

— Живьем брать демoнoв!

— Ну, как?
— Ой, не пoхoж! Ой, халтура!

— Дай хoть зубы пoдвяжу, чтo ли. Несчастье мoе! Вот так. Пoнимаешь, у тoгo лицo умнее!
— Вoт лица пoпрoшу не касаться!

— Были демoны. Мы этoгo не oтрицаем. Нo oни самoликвидирoвались. Так чтo прoшу эту глупую панику прекратить. Ты ктo такoй?

— Не приставай к царю.

— Да скажи им, чтoб назад не тoрoпились.
— Пусть на oбратнoм пути Казань вoзьмут. Ну, чтoб два раза не ездить.

— Карп Савельич! Я прoстo не верю свoему счастью.
— Жди меня и я вернусь.

— Бoриску на царствo?

— Так oн, лукавый, презлым заплатил за предoбрейшее?
Сам захoтел царствoвать и всем владети? У-у. Пoвинен смерти!

— Ты пoчтo бoярыню oбидел? Смерд.

— Ты бoярыню сoблазнил?
— Я. Аз есмь. Житие мoе.
— Какoе житие твoе, пес смердящий! Ты пoсмoтри на себя! Житие!

— Ах, бoярыня, красoтoю лепа, червлена губами, брoвьми сoюзна.
Чегo ж тебе еще надo, сoбака?
— Ничегo не надо, ничего.
— Ну так и женись, хoрoняка, князь oтпускает ее.

— Ох, красoта-тo какая! Лепoта.

— Введите гражданина пoсла!

— Чтo, чтo? Кемскую вoлoсть?
— О, йа, йа, Кемска волость. О, йа, йа.

— Ты чегo, oтец, пoлзаешь?
— А. Пoсoл рыцарский oрден с груди пoтерял.
— Нельзя быть таким рассеянным. Смoтреть надo за вещами, кoгда в кoмнату вхoдишь.

— Минутoчку! За чей счет этoт банкет? Ктo oплачивать будет?

— А, пoчки заячьи верченые, гoлoвы щучьи с чеснoкoм.
Икра черная! Красная! Да. Замoрская икра. Баклажанная!

— Иван Васильевич, пoсмoтрите, как мoю квартиру oбрабoтали!
Этo же все же, все же, чтo нажитo непoсильным трудoм, все пoгиблo!

— Да чтo же этo такoе, а? А ну, ступай дoмoй, алкoгoлик!
— Оставь меня, старушка, я в печали.

— Здравствуйте. Царь. Очень приятно.
Царь, очень приятнo, царь.
Очень приятнo, здравствуйте, царь.
Очень приятнo, царь.
Царь, очень приятно.
Здравствуйте, царь, oчень приятнo.

— Пo-мoему, мы с Вами где-тo встречались.
— Ты чтo плетешь, гад?
— Но-но-но! Челoвек! Челoвек! Официант! Пoчки один раз царице.

— И все-тo ты в трудах, все в трудах, великий гoсударь, аки пчела!
— Маргo, Вы единственный челoвек, кoтoрый меня пoнимает.

— Ну, еще рюмoчку пoд щучью гoлoву?

— Чтo же вы, маэстры, мoлчите? Ну-ка, гряньте нам чтo-нибудь!

— Эх, Марфуша, нам ли быть в печали?

— Дoрoгoй самoдержец, мы прoпали!
— Я требую прoдoлжения банкета!

— Курите? Не курите? Правильнo делаете. Я тoже не курю. А все-таки, ктo Вы такoй?
— Аз есмь царь.

— Тихo. Фамилия?
— Рюрикoвичи мы.

— Да ты скажи, какая вина на мне, бoярин?
— Тамбoвский вoлк тебе бoярин!

— Еще oднoгo задержали, тoварищ лейтенант.
— Не задер. не задержали. Не задержали! Не задержали, а я сам к вам шел, к вам, сам.
Чистoсердечнo вo всем признаться.
С вoстoргoм предаюсь в руки родной милиции. Надеюсь на нее и уповаю.

— Лжешь, сoбака! Аз есмь царь!

— Теперь тебя вылечат, алкoгoлик.

— И тебя вылечат! И тебя тoже вылечат! И меня вылечат!

— Я бы на Вашем месте за дoктoрскую диссертацию немедленнo сел!
— Тoрoпиться не надo. Сесть я всегда успею.

— Быстрее, Иван Васильевич!
— Бегу же, гoспoди, грехи мoи тяжкие.

— Чтo?
— Чтo такoе?
— Ах ты, хулиган!
— Какoе хамствo! А еще oчки oдел!

Источник

Иван Васильевич меняет профессию [альбом] (12 стр.)

Якин. Прошу Вас, продолжайте.

Царь. Ты пошто боярыню обидел, смерд?

Якин. Замечательно. Поразительно. Гениально. Слушайте, я не узнаю Вас в гриме. Кто Вы такой? Сергей Бондарчук? Нет. Юрий Никулин? Ой, нет, нет, нет. Нет, нет, нет, нет.

Читайте также:  Признаки инсульта у собаки первая помощь лечение в домашних условиях

Якин. Боже мой! (звонко стучит себя по лбу). Иннокентий Смоктуновский!

Якин (Зине). Как же Вы скрыли от меня это?

Царь. Ах, ты, бродяга, смертный прыщ (бьет Якина посохом).

Якин. Ты что, спятил?

Царь. Вот тебе, сукин сын!

Якин. Кеша, это не остроумно!

Царь. Негодяй, сукин сын! Прелюбодей несчастный!

Зина. Это настоящий царь.

Крики Якина о помощи. Кто-кто, а уж Шпак всегда готов придти на помощь!

Якин. Спасите! Милицию!

Царь. На колени, червь!

Царь. Попался, прелюбодей, сукин сын, Якин!

Царь. Молись, Щучий сын! Прощайся с жизнью!

Шпак. Ах, это вы репетируете, Зинаида Михайловна.

Зина кивает головой. Репе-пе-пе-ти-ти-руем.

Якин. Какая же это репетиция? (шепотом Шпаку) Позвоните в милицию.

Якин. Я здесь, я здесь.

Шпак. Натурально как вы играете.

Шпак. И царь какой-то такой типичный.

Шпак. На нашего Буншу похож.

Шпак. А меня же, Зинаида Михайловна, обокрали. Собака с милицией обещала придти.

Царь (Шпаку). Ты чьих будешь?

Шпак (царю) Вы меня извините, товарищ артист, но что такое «чьих»?

Царь. Чей холоп, спрашиваю?

Шпак. Извините, но я Вас не понимаю.

Царь. У, сущеглупый холоп.

Шпак. Я извиняюсь, но что это Вы все «холоп», да «холоп». Что это за слово такое?

Зина. Это он из роли, из роли. Ну вот роль такая.

Шпак. Это роль ругательная и я прошу ее ко мне не применять.

Шпак. Боже мой, ну и домик у нас! То обворовывают, то обзываются! А еще боремся за почетное звание дома высокой культуры быта! Это же кошмар, кошмар!

Царь. Ну, любострастный прыщ, живота или смерти проси у боярыни!

Зина. Живота! Живота! Пощади его, великий государь!

Царь. Живота. Ну, будь по-твоему.

Зина. Выслушайте меня, Карп! Только умоляю Вас, спокойно. Это настоящий Иван Грозный. Помните, я Вам говорила про машину времени? Так вот Шурику удался этот опыт.

Царь режет колбасу (вместо Якина).

Иван Грозный убивает своего сына.

Якин. Он же мог меня зарезать.

Зина. И, между прочим, правильно бы сделал.

Якин. Хе. Бред. Какой Иоанн Грозный? Он же давно умер.

Якин. Я не про Вас это говорю. Это другой, который умер. Который.

Царь. Ты боярыню соблазнил?

Якин. Я. Аз есмь. Житие мое.

Царь. Какое житие твое, пес смердящий? Ты посмотри на себя! Житие.

Якин (Зине). Зинаида, подскажи мне что-нибудь по-славянски.

Якин. Паки, паки. Иже херувимы. Ваше сиятельство, смилуйтесь. Между прочим, Вы меня не так поняли.

Царь. Хе-хе-хе. Да как же тебя понять, коль ты ничего не говоришь?

Якин. Языками не владею, Ваше благородие.

Царь. Любишь боярыню?

Якин. Люблю! Безумно.

Царь. Ах, боярыня. Красотою лепа. Червлена губами и бровьми союзна. М-м-м. (Якину) Чего ж тебе еще надо, собака?

Якин. Ничего не надо. Ничего.

Царь. Ну так и женись, хороняка. Князь отпускает ее.

Якин. Прошу Вашей руки, Зинаида Михайловна.

Зина целует Якина в знак согласия.

Вава. Алло, Галочка? Ты сщас умрешь! Потрясающая новость! Якин бросил свою кикимору, ну и уговорил меня лететь с ним в Гагры.

Царь. Ну, борода многогрешная! Ежели за тобою что худое проведаю.

Царь. Не перебивай царя!

Царь. Жалую тебе шубу с царского плеча!

Зина (Якину). Благодари! Благодари!

Якин. Вельми понеже. Весьма Вами благодарен.

Зина. Великий государь! Вам нельзя в таком виде оставаться. Мало ли что могут подумать.

Царь. О, господи вседержитель! Ведь я-то забыл, где я! Господи! Забыл!

Зина. Переоденьтесь, Иоанн Васильевич.

Царь. Ой, бесовская одежа. Ух, искушение.

Якин. У меня путаются мысли. Шуба. Царь. Иоанн Грозный.

Зина. Да перестань ты нервничать. Ну, Иоанн, ну, Грозный, ну что тут особенного? Пойди лучше помоги царю переодеться.

Вава. Алло, Вава? Ты счас упадешь!

Зина. Господи! До чего же на нашего Буншу похож, а!

Зина. Что Вы! Вам очень идет. Дорогой царь, нам пора.

Якин. Поелико мы зело на самолет опаздываем.

Царь. Скатертью дорога!

Зина. Позвольте Вас поблагодарить за все. А Вы очень темпераментный человек.

Царь что-то шепчет ей на ухо.

Якин кривится от ревности.

Зина довольная смеется.

Вава. Алло, Шурочка? Представь себе, Якин влюбился в меня, как мальчишка.

Вава (по телефону). Целую!

Царь. Ох, красота-то какая! Лепота!

Теперь, давайте, посмотрим, как эта сцена выглядет у Булгакова.

В дверь стучат. Иоанн вздрагивает, крестит дверь, стук прекращается.

Ульяна (за дверью). Товарищ Тимофеев, простите что опять осмелилась беспокоить во время Вашей семейной драмы. Что, Ивана Васильевича не было у вас? Его по всему дому ищут. Товарищ Тимофеев, Вы не имеете права отмалчиваться! Вы, товарищ Тимофеев, некультурный человек!

Иоанн крестит дверь, и голос Ульяны пропадает.

Иоанн. Что крест животворящий делает! (Пьет водку.)

Потом в двери поворачивается ключ. Иоанн крестит дверь, но это не помогает. Тогда Иоанн прячется за ширму. Дверь открывается, и входит Зинаида. Бросает чемоданчик. Расстроена.

Зинаида. Какой подлец! Все разрушено! И я. зачем же я открыла все этому святому человеку? (Смотрит на стол.) Ну, конечно, запил с горя! Да, запил. И патефон. откуда же патефон? Хороший патефон. Кока, тебя нет? Ничего не понимаю! Здесь оргия какая-то была. Он, наверно, за водкой пошел. С кем он пил? (Разворачивает сверток.) Штаны! Ничего не понимаю! (Заводит патефон, вздыхает.)

Иоанн за ширмой припадает к щелке.

И вот опять здесь. обманутая самым наглым образом.

Через некоторое время на парадном звонок. Зинаида выходит в переднюю, открывает дверь. Входит Якин, молодой человек в берете и штанах до колен и с бородой, растущей из-под подбородка.

Источник

Иван Васильевич меняет профессию

«Ива́н Васи́льевич меня́ет профе́ссию» — советская фантастическая кинокомедия Леонида Гайдая по пьесе М. А. Булгакова «Иван Васильевич».

Содержание

Александр Сергеевич Тимофеев Править

Зинаида Михайловна Тимофеева Править

Иван Васильевич Бунша Править

Ульяна Андреевна Бунша Править

Жорж Милославский Править

Иван Васильевич Грозный Править

Антон Семёнович Шпак Править

Карп Савельевич Якин Править

Другие персонажи Править

Диалоги Править

Тимофеев: Может быть, вы хотите вернуться в комнату Шпака? Я открою вам стенку.
Милославский: Нет-нет. Я лучше посмотрю на вашу машину. Она мне очень понравилась.
Тимофеев: Я очень рад! Вы первый, кто увидел, вы, так сказать, первый свидетель.
Милославский: Никогда ещё свидетелем не приходилось быть.

Читайте также:  Сколько щенят может родить собака чихуахуа

Иван Грозный: К пренебесному селению преподобному игумну Козьме…
Феофан: Козьме…
Иван Грозный: Царь и великий князь всея Руси…
Феофан: Всея… Руси…
Иван Грозный: Челом бьёт.

Тимофеев: А где царь?
Шпак: Закусывать надо!

Милославский: Ой, как они кричат!
Бунша: Они не могут кричать, они давным-давно покойники.
(В палату прилетают стрелы, одна из них попадает в шляпу Бунши)
Милославский: Видали, как покойники стреляют?
Стрелец: (за дверями) Отворяй, собака!
Бунша: А кому это он?!
Милославский: Вам.
Бунша: Мне?

Милославский: Эврика! Царские шмотки! Одевайся. Царём будешь!
Бунша: Ни за фто!
Милославский: Одевайся, убью!

Милославский: Будем знакомы.
Феофан: (кланяется) Не гневайся, боярин. Не признаю я тебя. Аль ты князь?
Милославский: Я? Пожалуй, князь. А что тут удивительного?
Феофан: Хе-хе-хе-хе. Да откуда ж ты взялся в палате царской? Ведь не было тебя! (Бунше) Батюшка-царь, кто же это такой?
Бунша: А… Это приятель Антона Семёныча Шпака.
Милославский: Ой, дурак! (Феофану) Надёжа-царь говорит, что я князь Милославский. Устраивает это вас?
Феофан: (шарахается) Чур! Сгинь! Сгинь!
Милославский: Что такое?! Опять не слава Богу? В чём дело?!
Феофан: Да ведь казнили тебя намедни…
Милославский: Вот это новость.
Феофан: …повесили тебя на собственных воротах… третьего дня по… по-по приказу царя!
(Милославский кивком вопросительно указывает на Буншу, Феофан кивает в ответ)
Милославский: Так. (Бунше, шёпотом) Ой, спасибо. Повесили меня, по твоему приказу. Выручай, а то засыплемся. Чё ж ты молчишь, сволочь?! (Феофану) А! Вспомнил. Ведь это не меня повесили. Того повешенного-то как звали? А?
Феофан: В-В-Ванька-разбойник.
Милославский: Ага. А я — наоборот, Жорж. Тот бандит — просто мой однофамилец. (Бунше) Правильно я говорю? Правильно я говорю?!
Бунша: (кивает) Угу.
Милославский: Вот. Пожалуйста.

Шпак: Ах, это вы репетируете, Зинаида Михайловна…
Зина: Реп-пеп-пет-тир-руем…
Якин: Какая же это репетиц… (шёпотом) Позвоните в милицию…
Иван Грозный: (наступая на него сапогом) Куды?!
Якин: Э-э… Я здесь, я здесь.
Шпак: Натурально как вы играете… И царь у вас такой… типичный… На нашего Буншу похож.

Якин: Он же мог меня зарезать.
Зина: И, между прочим, правильно бы сделал.
Якин: Хм, бред. Какой Иоанн Грозный?! Он же давно умер!
Иван Грозный: Кто умер?!
Якин: Я не про вас это говорю. Это другой, который умер, который… (торопливо ставит перед царём кресло, тот садится в него)
Иван Грозный: Ты боярыню соблазнил?
Якин: Я. Аз есмь. Житие мое
Иван Грозный: Какое житие твое, пёс смердящий? Ты посмотри на себя! «Житие»…
Якин: Зинаида, подскажи мне что-нибудь по-славянски.
Зина: (тихо) Паки.
Якин: Паки, паки… иже херувимы! Ваше сиятельство, смилуйтесь. Между прочим, вы меня не так поняли.
Иван Грозный: (смеётся) Да как же тебя понять, коль ты ничего не говоришь?
Якин: Языками не владею, ваше благородие.
Иван Грозный: Любишь боярыню?
Якин: Люблю, безумно!

Милославский: Интурист хорошо говорит.
Бунша: А что он говорит, конкретно что?
Милославский: А пёс его знает. Феденька! Надо бы переводчика.
Феофан: Был у нас толмач-немчин. Ему переводить, а он лыка не вяжет. Мы его в кипятке и сварили.
Милославский: Нельзя так с переводчиками обращаться.
Шведский посол: (о Кеми) … schwedische Armee erobert hat …
Милославский: Отвечай что-нибудь. Видишь, человек надрывается…
Бунша: Гитлер… капут!
Милославский: Продолжайте, мистер посол, мы с вами совершенно согласны!
Шведский посол: Кемска волост.
Милославский: Правильно, совершенно пр… (замечает на груди посла богато украшенный орден) …совершенно правильно. (натягивает перчатки)
Бунша: Послушайте, товарищ. Товарищ, можно вас на минуточку? Хотелось бы, так сказать, в общих чертах понять, что ему нужно.
Феофан: Да понять его, надёжа-царь, немудрено: они Кемскую волость требуют. Воевали, говорят, так подай её сюда.
Бунша: Что-что? Кемская волость?
Шведский посол: Oh, ja, ja, Kemska wolost. Oh ja, ja!
Бунша: Ха-ха-ха! Да пусть забирают на здоровье, я-то думал, Господи!
Феофан: Как же это так, кормилец?!
Бунша: Царь знает, что делает! Государство не обеднеет. Забирайте! Забирайте!
Феофан: Ха-ха-ха.
Милославский: Не вели казнить, великий государь, вели слово молвить! (шёпотом) Да ты что, сукин сын, самозванец, казённые земли разбазариваешь?! Так никаких волостей не напасёшься!
Шведский посол: Так что передать мой король?
Милославский: Передай твой король мой пламенный привет. (показывает)
Шведский посол: А Кемска волост?
Милославский: Такие вопросы, дорогой посол, с кондачка не решаются. Нам надо посоветоваться с товарищами… Зайдите на недельке.

Бунша: Меня опять терзают смутные сомнения… У Шпака — магнитофон, у посла — медальон…
Милославский: Ты на что намекаешь? Я тебя спрашиваю — ты на что, царская морда, намекаешь?
Феофан: Татарский князь Едигей! К государю.
Милославский: Э, нет-нет-нет! Сколько можно? Приём окончен. Обеденный перерыв!
Феофан, в двери: Царь трапезничать желает!

Милославский: Это сон какой-то…
Бунша: Минуточку! За чей счёт этот банкет? Кто оплачивать будет?
Милославский: Во всяком случае, не мы.

Бунша: (Милославскому) Скажите, пожалуйста, у вас нет отдельного кабинета?
Милославский: О, да ты, ваше благородие, нарезался.
Бунша: Но-но-но-но-но!

Лейтенант милиции: Курите? Не курите? Правильно делаете! Я тоже не курю. Ну, а всё-таки, кто вы такой, а?
Иван Грозный: Аз есмь царь!
Старшина милиции: Кличка?
Лейтенант милиции: (старшине) Тихо! (царю) Фамилия?
Иван Грозный: Рюриковичи мы.
Лейтенант милиции: Имя, отчество?
Иван Грозный: Иоанн Васильевич.
Лейтенант милиции: Иоанн. Год рождения?
Иван Грозный: 1533 от Рождества Христова.
Лейтенант милиции: Шутим.
Старшина милиции: Тоже мне, Тарапунька и Штепсель нашёлся.
Лейтенант милиции: (старшине) Тихо. (царю) Где живёте?
Иван Грозный: В палатах!
Лейтенант милиции: (бьёт ладонью по столу и вскакивает) В каких палатах?! Адрес, адрес ваш?!
Иван Грозный: Да ты скажи, какая вина на мне, боярин?
Лейтенант милиции: Тамбовский волк тебе боярин! Квартиру Шпака вы брали?!
Иван Грозный: Шпака?!
Лейтенант милиции: Да!
Иван Грозный: Казань… брал… Астрахань… брал… Ревель брал… Шпака… н-не брал.

(оба Ивана Васильевича — Грозный и Бунша — стоят перед Ульяной Андреевной в смирительных рубашках)
Иван Грозный: Самозванец!
Бунша: От самозванца слышу! Вот так.

Тимофеев: То, что вы рассказали, — грандиозно! Вам, как очевидцу, цены нет! Я бы на вашем месте за докторскую диссертацию немедленно сел.
Милославский: Торопиться не надо, сесть я всегда успею.

Источник

admin
Adblock
detector